Русский акцент в мюзикле

Поделиться

В МАРТЕ 2018 ГОДА МОСКОВСКИЙ КОМПОЗИТОР ЕВГЕНИЙ ЗАГОТ ПРИСЛАЛ В АДРЕС СЕВЕРСКОГО МУЗЫКАЛЬНОГО ТЕАТРА НЕСКОЛЬКО СВОИХ МАТЕРИАЛОВ С ПРЕДЛОЖЕНИЕМ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ. В ФЕВРАЛЕ 2019-ГО В СЕВЕРСКЕ СОСТОЯЛАСЬ ПРЕМЬЕРА МЮЗИКЛА «ВИНИЛ». ДИРЕКТОР И ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ ТЕАТРА СВЕТЛАНА БУНАКОВА ЛЮБЕЗНО СОГЛАСИЛАСЬ ПОГОВОРИТЬ О ПРЕМЬЕРЕ С ЧИТАТЕЛЯМИ ИНТЕРНЕТ РЕСУРСА «ЗАТО ГОВОРИМ».

Звучала музыка

– Когда меня спрашивают, почему я выбрала для постановки именно «Винил», я отвечаю честно: зрителем востребован мюзикл. Евгений передал в театр материалы своего сочинения, когда постановочный репертуар на 2018 год был свёрстан, и при планировании следующего театрального сезона я как раз искала что-то новое в этом жанре.

Первым делом в музыкальном театре всегда слушается музыка. Евгений прислал несколько трэков, и сказать, что эта музыка понравилась – мало. Она очень понравилась! Настала очередь либретто. Могу повториться, но не буду. Скажу лишь, что некоторые сцены приводили меня в восторг: как это написано! как это сделано!… В мыслях  рождались режиссёрские решения, я буквально видела эти мизансцены на нашей площадке в исполнении наших артистов, слышались их голоса, музыка, и все это нравилось…

Основная проблема заключалась в том, что у нас были клавиры (Евгений помогал всем, чем мог), но партитуры нужно было написать самим – вся музыка в спектакле звучит  в исполнении оркестра. Аудиозаписи Евгений прислал замечательные, основываясь на них, специалисты театра расписали оркестровые голоса.

Говорят, будто рок, джаз, блюз устарели. Скажите это зрителям, на лету запомнившим мелодии из «Винила» и напевающим их на остановках общественного транспорта! Музыка в этом спектакле очень современна, она уже в процессе репетиций была интересна всем – постановщикам, артистам, случайным зрителям.

Конечно, этот музыкальный материал оказался сложным для театра. У нас работают артисты в основном с базовой школой академического вокала. А в «Виниле» совершенно другая ритмика, другие исполнительские техники, другое настроение. Учиться пришлось всем и многому. Особенно непросто пришлось оркестру. Владение инструментом для исполнения музыки Кальмана, Легара, Оффенбаха, Моцарта – это одно, а играть музыку Загота – совсем другое. Кто-то с радостью осваивал новые приемы, кто-то не совсем принимал, но результат оправдал все риски.

Вопросов по этому спектаклю мне задают много. Начиная с «Не слишком ли смелое решение Вы приняли? Такие темы, знаете ли…», заканчивая «А почему занавес не закрывается?». Отвечаю всем подробно.

Кто сказал, что музыкальный театр не может говорить на острые темы?..

– Меня спрашивают: зачем ворошить прошлое? Помилуйте, Москва середины прошлого века – какое же это прошлое? Это ближайшее настоящее! Особенно в сравнении с опереттой… Особенно для поколения, помнящего время тотальных запретов и ограничений.  И кто сказал, что музыкальный театр не может говорить на острые темы?

Нам говорят, что у театра получился мюзикл не в чистом, американском его виде. По форме – да, классика жанра: вокал и хореография, сцена и свет, красивые артисты, шоу. А по сути – диалектика и философия, сравнительный анализ и настройка с подъёмом строя… Возможно. В этом плане нельзя не сказать про очень сложную роль Полковника. С одной стороны – это человек системы, с другой – отец, который по-настоящему любит своего сына. Любит, не предполагая, что тот ведёт двойную жизнь: дома это обычный юноша, а за порогом он, оказывается, стиляга! Рамиль Сафиуллин очень точно акцентировал двойственность чувств и нравственную эволюцию убежденного сотрудника спецслужб, оказавшегося в ситуации самого близкого родства с «чуждым элементом». Зритель также вынужден решать чисто философскую задачу логики взаимоотношений комсорга Капитолины с «отщепенцем» Жоржи. Старшее поколение оценивает результат сравнения былого отсутствия молодёжных свобод с их нынешним изобилием. И кто-то ведь терзает душу вопросом: «А я простил бы Виолу?»… Словом, русский акцент в мюзикле присутствует достаточно остро.

Почему не закрывается занавес

– Северский музыкальный театр ненавязчиво открывает одну маленькую тайну за другой. Например, понимание того, что даже непонятное не обязательно является плохим – просто оно другое, но по-другому тоже можно!.. Можно в антракте спрятать сцену за тяжелыми портьерами, а можно погрузить ее в полную темноту, одновременно ярко высветив зрительный зал. Why not?..

За пять предшествующих лет наша труппа стала синтетической – артисты балета вместе с вокалистами поют, вокалисты вместе с артистами балета танцуют. В этой же команде артисты хора, и создаётся ощущение, что в спектакле буквально все поют, танцуют, играют, хотя ребята из разных составов, разных цехов. Наравне со взрослыми по степени ответственности отнеслись к подготовке нового спектакля воспитанники работающей при театре детской вокально-театральной студии «Начало». Это ответ на вопрос «Откуда взяли столько молодежи?».

Здесь нет категорического повтора жизни

– Нам очень повезло с художниками, рекомендованными режиссером-постановщиком Еленой Кузиной, с которой мы познакомились на мастер-классах по методике Михаила Чехова.  Я очень рада творческому сотрудничеству с Иваном Мальгиным и Еленой Чирковой из Екатеринбурга – они сочинили сценографию для спектакля. Это безусловно талантливые и ответственные люди. В «Виниле» занята огромная металлическая конструкция – такой у нас ещё не было. Но она оказалась удивительно легкой визуально, очень играющей  и многофункциональной – при разных поворотах она создает различные картины – тюрьма ли это, крыша ли, коммуналка… Конструкция не создает никаких трудностей в процессе трансформации на сцене, художники учли все возможные технические трудности и избежали их.

Они же в сотрудничестве с режиссёром-постановщиком создали очень стильные костюмы. Этакий классический поп-арт с элементами символизма. В сценарии заявлены четыре костюмных акцента: жители Москвы – в одеждах, стилизованных под синюю рабочую униформу; стиляги – в нарядах, символизирующих дикую свободу саванн и прерий; сотрудники спецслужб в полувоенных мундирах и  экзотически-элегантные иностранцы. Для стиляг соответствующих принтов не нашлось, пришлось заказывать печать на ткань в Екатеринбурге. Очень симпатично отсутствие в костюмах категорического повтора жизни – конкретно в такое московские стиляги, конечно, не одевались. Художники нашли точный ассоциативный ряд, обусловивший художественный образ стиляг. Что придает их работе еще большей изысканности.

Благодаря проекту «Культура малой родины», поддерживаемой партией Единая Россия, нам удалось в который уже раз (за что большое спасибо!) улучшить техническое оснащение театра – мы приобрели современные проекторы, которые обеспечили запоминающийся видеоряд.  То яркий и выразительный, то трогательно-щемящий – с трепещущей на каменной стене беззащитной ромашкой…

Штучный товар

– Есть у нас ещё одна не то особенность, не то проблема. Но уж точно не тайна. В «Виниле» нет дублирующих составов. Каждая роль – штучное произведение, уникальный образ, индивидуальная работа.

Распределение ролей – естественная компетенция режиссёра-постановщика. Результат говорит о том, что распределение было сделано верно. Главные роли – Жоржи и Бунчи – играют наши молодые артисты Антон Завьялов и Закир Валиев. Роль Виолы замечательно исполнила Юлия Смирнова, роль Ясленики – Валерия Быкова. Обе девушки приехали к нам в этом театральном сезоне из Челябинска. Невозможно не отметить работу Гульназ Абкадыровой – она создала впечатляющий, самобытный образ комсорга Капитолины. Несомненно удалась Стасу Ганькину небольшая, но очень яркая роль дознавателя. Аплодисментами приветствовали зрители танец ожившей в финале Тени – заслуженный артист РФ Николай Капусткин.

Материал «Винила» очень хорошо разошелся на труппу нашего театра, которая в последние годы очень сильно омолодилась. К нам приехали юные талантливые артисты из разных городов России. Особенностью нашего театра – и это не тайна – становятся не только поющие и танцующие, но и понимающие, играющие артисты. Все потому, что так выстраивался предыдущий репертуар. Вокал, пластика – базовые требования к артисту музыкального театра, но без приличного навыка актерского мастерства артистам музыкального театра невозможно играть «Безымянную звезду», «А зори здесь тихие», «Любовь без предрассудков», «Ночь перед Рождеством» и некоторые другие репертуарные спектакли.

И город подумал…

– У нас в традициях приглашать на сдачу спектакля театральную общественность города и руководителей муниципальных учреждений культуры. Реакция на наши «эксперименты» бывает разной, не всегда прогнозируемой и приятной для нас, но «Винил» был оценен высоко. Безоговорочно принято и то, как мы это сделали, и кто это сделал, и художественный образ, и содержание.

Этот своеобразный «экспертный совет» хорошо понимает, что в нашем театре во главе всего – музыка. Именно поэтому много добрых слов было адресовано дирижёру-постановщику Ольге Алёшиной, которая занималась и с оркестром, и с вокалистами. Справилась. Главный хормейстер Лилия Баринова в этот раз работала не только с хором, но и с артистами-вокалистами, занятыми в многочисленных массовых сценах. Балетмейстер «Винила» Наталья Володькина из Новоуральска когда-то танцевала в нашем театре и принимается здесь, как родная. Елена Зебзеева теперь ведет общие выходы балета, номер со степом держит Артём Мерш, а Галине Дроздовой достались пластические сцены с вокалистами и артистами хора. Да, продвинутые зрители интересуются и такими подробностями. Эффект коммуналки? Может быть. Но есть в этом намек на почти родственные отношения театра со зрителем. В финале зрительный зал поет вместе с артистами. Значит, успех случился!..

Интервью
Лариса Красноперова


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *